HOME 1      HOME 2


Странно ходить в тумане (короткая история)

Бриджит Нейман


Кнут Феддерсен жил один. Поэтому он мог вести упорядоченную жизнь в соответствии со своими собственными представлениями. Он вставал рано, в половине пятого, и ложился спать в половине десятого вечера. Между подъемом и отходом ко сну почти никогда не происходило ничего незапланированного. Этот ноябрьский четверг тоже прошел как обычно.

В половине пятого вечера, проходя через приемный зал к выходу, он дружелюбно крикнул швейцару: "Вот так. До свидания".

Швейцар выглядел озадаченным. Они посмотрели друг на друга. Швейцар рассмеялся. Кнут Феддерсен подстригся.

"Yes, I do. Как всегда, вовремя, мистер Феддерсен. До свидания", - сказал швейцар. Этот короткий разговор происходил каждый день. Обычно, однако, не он обращался к швейцару, а тот к нему.

Это смущало Кнута. Он ничего не ответил и пошел дальше. Он вышел из здания через портальную дверь.

"Как неловко!" - пробормотал он и покачал головой. Он дрожал. Холодный и влажный туман не рассеивался с самого утра. В сумерках он висел белой пеленой. Кнут ускорил шаги и поспешил к автобусной остановке.

"Три минуты!" Каждый вечер он ждал три минуты до отхода автобуса 60-х годов. Некоторые пассажиры уже были там. Две женщины говорили о диете, мужчина читал газету, а из динамика mp3-плеера подростка доносились басы. Остальные просто стояли и смотрели перед собой или в пол.

"Все вернулось на круги своя", - подумал он и вздохнул. Автобус прибыл вовремя. Он издалека узнал Вилли Отрембу за рулем. Прежде чем стать водителем автобуса, он работал у своего босса курьером. Первым вошел Кнут Феддерсен.

"Туманный вечер сегодня", - сказал он.

"Должен быть даже дождь", - ответил Отремба.

"У нас было много дождей", - ответил он.

"Вы правы".

Дружелюбно кивнув, Кнут Феддерсен продолжил путь и сел на свое обычное место. Каждый вечер он разговаривал с водителем автобуса о погоде. "Как всегда", - приходило ему на ум. Он доставал из кармана газету. Сегодня он оставил ее в кармане и посмотрел в окно. Темнота и туман закрыли ему обзор. Вместо этого в стекле отразилось его искаженное лицо. На следующей неделе он будет праздновать свой сороковой день рождения. Или он останется верен своим принципам и снова останется один?

"Делаю ли я все как всегда?" Этот вопрос не давал ему покоя. Она села и не отпустила его, когда он вышел на обычной остановке. Она сопровождала его по знакомому пути по Гетештрассе, свернула налево на Норд-Алле и снова налево на Линденштрассе к дому № 22, его дому. Она не покидала его даже тогда, когда он оставался один в своей квартире. Он не мог повесить ее вместе с пальто на крючок, утопить в горячем чае или смыть в канализацию вместе с водой для мытья посуды. Она цеплялась за каждое его привычное движение. Он даже не включил телевизор, а прошелся по квартире - от дивана к окну, оттуда в узкий коридор, маленькую кухню, прохладную спальню и снова к окну гостиной.

Туман стал еще гуще. Матовый и призрачный, как вдалеке, свет мерцал в окнах соседних квартир. В некоторых уже было темно.

Кнут надолго остановился и уставился в стену тумана. Позже обычного он пошел в ванную, принял душ, почистил зубы, надел пижаму и лег в постель. Он не мог уснуть. Тусклые мысли появлялись, как призраки из тумана снаружи. День рождения вернулся к нему. Он заснул и проснулся, как и каждое утро, за три минуты до звонка будильника.

Когда он вышел из дома в то же время, что и во все дни, на улице было еще темно. Туман рассеялся. Шел дождь. Город казался ему скучным. Люди, которых он встречал, не были такими недоступными, как вчера.

Напечатать       уединение     снимки: www.pixabay.com